Трио Билла Эванса

Аннотация к альбому Трио Билла Эванса
Мелодия С60 22619 002
автор текста - Алексей Баташев

Билл Эванс - наиболее бесспорная фигура в джазе 60 - 70-х годов. Все согласны, что он произвел радикальный переворот в джазовом фортепиано в тот момент, когда казалось, что все пути уже испробованы и пройдены. Его оригинальный стиль утвердился необыкновенно быстро, причем он был горячо принят как ортодоксальными поклонниками джаза, как молодёжью, только еще вступающей в музыкальный мир, так и ценителями академической музыки. Музыка Эванса вроде бы даже и не обращалась к нам, настолько она была направлена внутрь самой себя. И тем не менее она оказалась наиболее влиятельной в широком спектре творческих процессов в джазе, которым она была современницей. Она сильнейшим образом повлияла на искусство столь разных музыкантов, как Хэрби Хэнкок и Пол Блей, Кит Джарретт и Чик Кориа.

Билл Эванс вырос в тихом городке недалеко от Нью-Йорка. В шестилетнем возрасте начал заниматься музыкой - на фортепиано, флейте и скрипке. Ему было двадцать пять лет, когда, поигрывая то тут, то там в танцевальных оркестрах, он однажды встретился с композитором и пианистом Джорджем Расселом, закончившим к тому времени свою известную работу «Лидийская хроматическая концепция тональной организации». Рассел познакомил Эванса с идеями ладового джаза, со многими своими теоретическими находками, которые тогда тяжело воспринимались. И произошло художественное чудо: Эванс-аналитик воспламенил Эванса художника.

Поступив на старшие курсы теоретико-композиторского отделения одного из нью-йоркских музыкальных колледжей, Эванс углубляет свои академические знания и дотошно, нота за нотой, исследует творчество композиторов Баха и Равеля, саксофонистов Чарли Паркера и Стэна Гетца, пианистов Бада Пауэлла и Хораса Силвера, партитуры одного из главных создателей стиля кул Ленни Тристано.

Он не пытается имитировать их, к каждому из них он ищет ключ. И находит. В 1958 году его приглашает Майлс Дейвис в свой исторический секстет, в партнеры к Джону Колтрейну и Кэннонболлу Эддерли. Секстет готовит новую программу, а Майлса часто можно видеть стоящим за спиной склонившегося над клавиатурой Эванса, внимательно вглядывающимся в необычные аккорды, которые берет пианист. И если появившуюся вскоре пластинку «Оттенок голубого» (Kind Of Blue) считают манифестом Майлса Дейвиса, провозгласившим рождение ладового джаза, то наибольший тайный вклад в это сделал Билл Эванс.

«Я, конечно, очень многому научился у Билла Эванса», - буркнул однажды нелюдимый Майлс, и это можно считать одним из самых больших комплиментов, которые он когда-либо делал.

Наибольший успех и известность приобрели выступления и записи Эванса в трио, первые партнеры в котором - контрабасист Скотт Ла Фаро и барабанщик Пол Мотян - оказались исключительно удачной находкой. Последний - идеал ударника для фортепианного трио: ритмичный, подвижный, восприимчивый, не только не заглушающий солиста, но, напротив, всей своей игрой обращающий на него наше слушательское внимание. Два года с Эвансом выдвинули совсем юного Ла Фаро на высшие ступени джазовой славы. Его техника вошла в поговорку. Его взрывчатость, тонкое ощущение гармонии и контрапункта не знали равных. Погибший несколько недель спустя после записи этой пластинки, он навсегда остался в числе выдающихся контрабасистов в истории джаза.

Этот диск вышел год спустя после очень успешной пластинки Эванса «Портрет в джазе». Столько требовала подготовка. Он

очень точно назван - "Explorations", то есть изыскания, исследования новых земель, поиски с целью открытий. И открытия здесь на каждом шагу. Взяв мелодии, то безнадежно заигранные, то банальные, то слащавые, Эванс чудесным образом преображает их, поднимая до высот подлинной художественной красоты и совершенства. Лишь три пьесы выбраны Эвансом не из популярного репертуара. Это причудливая и нежная пьеса «Эльза», сочиненная начинающим автором (это ее первое исполнение), «Минорный Блюз», одна из первых композиций в стиле кул, и непростая, полная восточного колорита тема Майлса Дейвиса «Нардис», в которой, кстати, представлено соло Скотта Ла Фаро, одно из лучших записанных им на пластинки.

Что же касается самого Билла Эванса, то он проявляет здесь свои лучшие качества художника и мыслителя. Его ощущение лада, связей мелодии с аккордами и линией баса, его чуткий и неустанный свинг, импрессионистические гармонии не могут не тронуть.

«У меня нет такого легкого таланта, который бы позволял мне сразу играть то, что мне нравится в чьей-либо музыке, - говорил Билл Эванс десять лет спустя, уже находясь в зените славы. - Я все время учусь. Мне необходимо пройти через мучительно трудный процесс анализа и упражнений. Я могу свободно играть только тогда, когда я отдаю полный отчет в каждой ноте, звучащей под моими пальцами».

Я помню лето 1972 года, когда я встретился с Биллом Эвансом на джаз-фестивале в Любляне. В составе трио он вышел на сцену и погрузился в свой музыкальный мир. А переполненный зал затаенно слушал музыку Билла Эванса, свободно рождавшуюся в нем.